Японцы предрекают китайской экономике острый финансовый кризис

Весь мир завален китайскими товарами, даже покупая сувенир на память где-то в Костроме или Новом Орлеане вы, скорее всего, нарветесь на «Маде ин Чина». Поэтому всем интересно как дальше будет развиваться экономика Китая, какое влияние на мир будет оказывать эта страна, благодаря своим мощным экономическим рычагам? То, что темпы развития экономики Китая снижаются уже видно невооруженным глазом, но в то что ее ждет такая же стагнация, как европейскую поверить сложно. Но так думают не все.

Специалисты японского банка Nomura на основе собственного анализа предсказывают скорое сползание китайской экономики в серьезный кризис. Они разглядели несколько опасных симптомов: снижение потенциального роста, высокую стоимость недвижимости и резкий рост резервов. Те же признаки можно было наблюдать в Европе, Соединенных Штатах и Японии перед наступлением финансового кризиса 2008 года. При этом японцы считают, что власти КНР могут не допустить финансовый обвал, но ради этого они должны будут пожертвовать главной составляющей экономики Китая — быстрыми и уверенными темпами роста.

Японцы предрекают китайской экономике острый финансовый кризис

В связи с этим японский банк Nomura – крупная финансовая структура, имеющая большой опыт в анализе экономики стран азиатского региона, решил просветить инвесторов, не осознающих, что именно ожидает Китай. Кстати, самые серьезные опасения относительно будущего экономики КНР экономисты высказывали летом 2012 года. Прошел год — самое страшное не сбылось, наоборот, прогнозы хотя и осторожные, но более оптимистичные. Большинство экспертов считает, что экономика Китая должна в 2014 году показать рост до 8%. При этом в банке Nomura уверены, что Китай ожидает серьезный финансовый кризис и чтобы его избежать, властям необходимо сдуть кредитный пузырь и снизить рост экономики в III-IV кварталах 2013 года до 7,3%.

Почему никто не видит риски замедления экономики Китая?

На самом деле в самом Китае уже несколько месяцев как осознали, что риски выходят из-под контроля. К примеру, Сяо Ганг, председатель правления Bank of China в октябре прошлого года в газете China Daily открыто обвинил китайские банки в создании пирамид. Затем, 31 декабря Минфин, Банк Китая, Национальная комиссия по развитию и реформам и еще несколько ведомств выпустили совместное заявление, где было сказано, что необходимо обуздать активность местных властей по привлечению инвестиций.

В марте 2013 на съезде Компартии Китая было принято решение снизить цель по увеличению денежной базы (M2) с 14% в нынешнем году до 13% в будущем. Кроме того экономисты Nomura увидели еще три убедительных тенденции, ведущих к финансовому кризису в Китае:

1. Слишком быстрый рост заемных средств в экономике

Рост долговой нагрузки, это самый простой и эффективный способ обнаружить финансовый кризис на ранней стадии. Любые пузыри сначала принимаются всеми за экономическое чудо. В Японии кризис наступил спустя 30 лет после начала ускорения экономики. Также к появлению пузырей привел быстрый рост железных дорог в США и активный прогресс в развитии технологических компаний. Даже пузырь на американском рынке недвижимости сначала подавали как победу ФРС над бизнес-циклами и умение контролировать инфляцию.

Обычно в подобные периоды компании занимают как можно больше, в расчете на будущий бурный рост какой-то отрасли или всей экономики. В настоящее время соотношение выданных займов (банковских кредитов, государственных и корпоративных облигаций на руках у кредитных организаций) к ВВП в КНР достигло самой высокой точки за весь период измерений. Этот показатель составляет немного более 155% ВВП. Данное соотношение увеличивается при активной поддержке государства.

Обычно финансовый кризис начинается при куда более высоких значениях данного показателя. К примеру, в 1989 году это соотношение для Японии составляло 237% ВВП, в 2008 году для США — 224% ВВП. Так что по этому показателю Китай еще находится вдалеке до кризисной зоны. Однако японцы предупреждают, что китайские финансовые рынки еще не так развиты, как японский и американский, поэтому экономика Китая не сможет «переварить» и куда меньшие долги. При этом соотношение выданных займов к ВВП растет слишком быстро и в Nomura предупреждают, что опасен не столько уровень долга, сколько скорость роста данного показателя: в 2008 году он составлял 121% ВВП, а в 2012 году – уже 155%.

Подобными темпами в Китае долговая нагрузка росла в 90-е годы, что привело к полной несостоятельности банковского сектора страны: с 1994 по 1998 год соотношение кредитования к ВВП увеличилось на 24 п.п. Тогда, начатая в 1992 году, программа инвестирования государственных средств в экономику страны привела к перегреву экономики Китая. Кроме того, усугубил ситуацию и азиатский кризис, поэтому с 1998 по 2004 год шло довольно болезненное списание долгов. Известно, что 2001 году доля плохих активов в китайских кредитных организациях составляла порядка 29,8%.

В Nomura напоминают правило «5 к 30»: то есть перед кризисом показатель в стране за 5 лет увеличивается примерно на 30% ВВП. Так произошло в Японии и США в 1995-99 и 2003-07 годах, а также в Евросоюзе в 2006-2010 годах. Поднебесная полностью вписывается в это правило.

Экономика Китая пострадает от быстрого роста кредитования

Вызывает обеспокоенность то, что китайские компании с 2008 года, когда норма резервирования возросла до 20% ВВП, стали чаще полагаться не источники небанковского финансирования. Статистика Народного банка КНР об общем кредитовании экономики, публикуемая с 2011 года, также показывает приближение беды.

Сейчас банковские займы — это главный источник заемных средств. Однако его доля в общем финансировании китайской экономики упала с 95,5% в 2002 году до всего 57,9% в 2012 году. Сейчас 14,1% всех кредитов приходится на инвестиционное кредитование местных властей. Получается, что экономика Китая в немалой степени поддерживается властями китайских провинций. Также в 2012 году вырос объем трастовых кредитов (когда средства инвесторов аккумулируются специальными организациями для вложения в какие-нибудь проекты) с 203 млрд юаней в 2011 году до 1,3 трлн юаней в 2012. Был ужесточен контроль над банковским кредитованием, поэтому компании стали искать новые способы финансирования.

Также заметно вырос объем выпуска корпоративных облигаций: в 2008 году — 552 млрд юаней, в 2012 — 2,25 трлн юаней. Еще бизнес подпитывается корпоративными кредитами и благодаря обороту банковских расписок. Работает и рынок IPO (первичного размещения акций), но пока глобальный финансовый кризис мешает ему нормально функционировать.

В прошлом году центральные власти выпустили облигаций на 1,356 трлн юаней, региональные правительства на 250 млрд юаней. За тот же период году выпуск государственных бумаг вырос на 0,4%. В официальных данных не учтено теневое кредитование. Хотя Народный банк Китая опубликовал в середине 2011 года доклад, где указывалось, что общий объем подобных займов составил порядка 3,38 трлн юаней – то есть около 5,8% всего объема банковских кредитов. Обобщение всех этих источников финансирования показывает, что долговая нагрузка выросла с 2008 года (145% ВВП) по 2012 (207% ВВП) на 62% ВВП.

 Слишком быстрый рост цен на активы

По мнению экономистов кроме роста кредитования, наступление финансового кризиса также можно предсказать по резкому росту стоимости активов. Пузырь на китайском фондовом рынке надулся задолго до кризиса 2008: индекс Shanghai Stock Composite с мая 2005года по октябрь 2007 вырос на 461%. Его максимальное значение составляло 5954 пункта, пока в октябре 2008 года не произошел обвал до 1729. Затем он подрос до 2300. Правда, все это не могло серьезно сказаться на реальной экономике Китая из-за недостаточной развитости финансовой системы страны.

Куда сильнее тревожит рынок недвижимости. По официальным данным, этой проблемы вроде не существует: за последние 8 лет стоимость недвижимости в крупных городах Китая выросла всего на 113%. Но специалисты Nomura не уверены в точности этих данных, так как не учитывается качественное изменение строительства.

Если учесть данный показатель, то окажется цены в 25 крупнейших городах Китая выросли с 2004 по 2009 годы на 250%. Это куда быстрее, чем рост цен на недвижимость США перед кризисом: в 2001-2006 году индекс Case-Shiller вырос на 84%. Еще заметнее подорожала земля. Если квадратный метр в 2003 году в среднем стоил $69,2, то в 2012 году он достиг $537. То есть за 10 лет рост составил 492%. С I квартала 2003 по I квартал 2010 года в Пекине цены на землю выросли на 800%.

Компании, напуганные дефицитом на рынке земли, стали активно скупать участки. При этом девелоперы выкупили порядка 402 млн кв. метров земли, но до сих пор не начали ее застраивать.

Власти знают об этой проблеме и принимают меры по сдерживанию цен. Ввели ограничения на приобретение земли иммигрантами, ужесточили налогообложение девелоперов, запретили выдачу ипотечных кредитов на покупку третьей квартиры, а банки ограничили выдачу кредитов девелоперам. Эти меры какое-то время помогали удерживать цены.

Но в сентябре прошлого года на аукционах по продаже земли снова активизировались государственные компании. Опять резко начали расти инвестиции в недвижимость, и одновременно начался рост бирж — с августа 2012 по январь 2013 Shanghai Composite вырос на 29%. Правительство вновь, чтобы ограничить рост цен ввело 20-процентный налог на капитал и ограничило рост денежной массы М2.

Снижение потенциального роста

Обычные предшественники кризисов — экономические чудеса и технологические революции. В них все так верят, что замедление экономики расценивается как фактор циклический. Снижается потенциальный рост и в итоге происходит перегрев и финансовый кризис. Потенциальный рост складывается из динамики нескольких факторов – собственно капитала, занятости населения и производительности труда.

Обычно снижение потенциального роста в первую очередь связано с падением производительности труда. К примеру, со II квартала 2007 по II квартал 2008 года в США потенциальный рост упал со среднего значения в 2,8% в последнее десятилетие до 2%. Одновременно резко сократилась производительность труда. Тоже самое наблюдается и в Китае.

Правда, Nomura не найдя надежной информации по динамике производительности труда в Китае воспользовалась данными по доле страны в мировом экспорте. Снижение доли экспорта тоже обычное явление перед финансовым кризисом – так происходило в США, Японии, Европе и Таиланде. Если до 2010 года конкурентоспособность экономики Китая быстро росла, чему помогли реформы и вступление в ВТО, то потом рост остановился. По-прежнему растет экспорт капиталоемких продуктов, но об одежде и обуви этого уже не скажешь.

До кризиса конкурентоспособность Китая определялась тремя факторами — демографией, реформой дивидендной политики и низким курсом валюты. Теперь они выступают в роли тормоза. К примеру, с 2005 по 2012 гг. юань против доллара вырос на 22,9%, против индийской рупии на 57,4% и мексиканского песо на 56,8%.

В городах ощущается нехватка дешевой рабочей силы, а миграция из деревень сократилась. В прошлом году население трудоспособного возрасте в стране начало сокращаться. В итоге стал расти разрыв в зарплатах между КНР и другими развивающимися странами. В 2000 году средняя зарплата в Китае уже была в 2 раза больше, чем, к примеру, в Индонезии, а через 10 лет — уже в 3,5 раза. В КНР зарплаты с 2000 по 2011 годы подскочили на 473%, а в таких странах, как Индонезия — на 236,8%, Индия — на 137,2% и Мексика — лишь на 46,3%.

Увеличить конкурентоспособность с помощью роста производительности труда также не получится. Кроме того правительство не решается на структурные реформы по изменению монетарной политики или либерализации рынка услуг. Оно по-прежнему привержено кейнсианству и стимулирует экономику активными бюджетными вливаниями.

Вероятнее всего экономика Китая затрещит по швам с девелоперов, небанковских финансовых институтов и местных бюджетов. При этом центральное правительство сейчас имеет хорошую форму. Государственный долг к ВВП в 2011 году составил всего 15,2% ВВП, причем доля в иностранной валюте составила в нем всего 0,9%. В последние годы дефицит бюджета был ниже 3% ВВП, резервы составляли порядка $3,3 трлн юаней, а резервы госкомпаний доходили до 85,37 трлн. К тому же правительство может получить дополнительные доходы за счет распродажи земли и приватизации.

В регионах ситуация другая. Китайская академия социальных наук сообщила, что 2010 году, долг китайских провинций вырос до 14,8 трлн юаней. С того времени совокупный долг центрального и региональных правительств увеличился до 24,9 трлн юаней, или 47,7% ВВП – и в первую очередь благодаря росту задолженностей местных органов власти.

Они в основном занимали деньги, чтобы стимулировать экономику — вкладывали средства в крупные инфраструктурные проекты, типа строительства железных дорог, а они в краткосрочной перспективе не приносят прибыли. Основная часть компаний и фондов, созданных ими, являются убыточными и не разоряются лишь за счет постоянной подпитки. Причем финансировать их все сложнее, потому что большую часть доходов местные правительства получали с продажи земель – а сейчас этот рынок практически насыщен.

Не понятно, как LGFV (финансовые фонды провинций) будут обслуживать инвестиционные нужды в 2013 году и позднее. На данное время долг LGFV уже превышает 11 трлн юаней, и для его обслуживания, требуется ежегодно 1,76 трлн юаней. Поэтому власти китайских провинций готовы на любые идеи ради привлечения новых денег. Например, они заключают с компаниями договора о строительстве проекта с обещанием купить его по заранее оговоренной цене после завершения работ. Данные обязательства не отражены в официальной статистике по долгам, поэтому не известно, сколько подобных долгов сделали местные власти.

Китайские банки: пациент скорее жив, чем мертв

Кредитные организации КНР сейчас не в лучшей форме. Особенно тревожат займы LGFV — примерно 14,1% всех банковских активов. В конце прошлого года 6,2% кредитов получили девелоперы. Правда высокие прибыли банков и жесткое регулирование данного сектора могут помочь снизить риски. Еще одна группа риска — продукты по управлению активами, переданные банками населению. В конце 2012 года их объем составлял 7,1 трлн юаней — около 7,4% всех активов банков. Это вложения в различные долгосрочные проекты и рисковые активы.

В истории страны известны пять периодов бума трастовых компаний, за которыми шел спад в китайской экономике. Сейчас идет шестой подобный период, и спад в экономике приведет к обострению проблем этих компаний. Так что трастовые фонды можно считать самым серьезным риском для экономики Китая.

Трастовые фонды и прочие небанковские финансовые учреждения сейчас очень популярны у бизнеса, потому что там получить заем проще, чем в банках, но эти риски очень сложно оценить. В основном трастовые фонды инвестируют в недвижимость и инфраструктуру. То есть финансируют бизнес, который не интересен банкам и выступают в роли теневой банковской системы.

Промышленность и проблемы девелоперов

Девелоперы КНР страдают от избыточной задолженности. Уровень долга этого сектора к ВВП вырос за 3 года на 30%. Причем это данные по компаниям, имеющим листинг на бирже и использующим банковское финансирование. На самом деле эта цифра может быть куда выше. Сейчас уровень задолженности китайских промышленных компаний составляет 58% ВВП. Но если их прибыли будут падать 0 он начнет расти.

Экономика Китая: сценарии развития

Специалисты Nomura создали несколько сценариев для КНР:

1. Базовый сценарий. Во II квартале ужесточат контроль за ростом в стране денежной базы и кредитованием. Правительство постарается сдержать теневую банковскую систему и финансирование LGFV, а во втором полугодии дважды повысит ставки. В этом случае рост экономики замедлится с 8,1% в I полугодии текущего года до 7,3% во II-м, но в итоге, экономика Китая сможет избежать финансового кризиса.

2. Рисковый сценарий. Власти решат, что важнее быстрый рост экономики и откажутся от ужесточения политики. Сейчас цель по росту — 7,5%, если он окажется ниже, то руководство страны начнет ослаблять политику. Тогда резко вырастут риски системного кризиса в китайской экономике, и в ближайшие годы ее ожидают серьезные финансовые проблемы. Падение начнется с трастовых компаний, компаний, гарантирующих кредиты и частных девелоперов. Вырастут проценты по кредитам, резко упадет количество сделок. Компаниям сложно будет найти средства без государственных гарантий. Затем пострадают банки, так как провинции и LGFV не смогут платить по кредитам. Резко увеличится уровень плохой задолженности. Государство займется спасением банковской системы различными способами. Возможно, это остановит кризис, но серьезно замедлит рост экономики Китая. Без реформ в стране не начнется новый цикл роста. Какими будут дальнейшие перспективы, зависит от того на какие реформы решатся власти.

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

© 2017 China-Times.ru // Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru